Доклады МВФ о мировой экономике: Политические выводы

Ник Бимс
17 октября 2020 г.

Один из наиболее важных выводов, который следует из докладов, подготовленных Международным валютным фондом для его полугодового заседания, проведенного на этой неделе в Вашингтоне, это полная зависимость мировой капиталистической экономики и ее финансовой системы от государства.

Этот вывод не входил в намерения их авторов, но сообщения, раскрывающие масштабы государственного вмешательства в лице правительств и центральных банков, навсегда опровергают аксиомы так называемого «свободного рынка», которые образуют сердцевину различных форм буржуазной идеологии и мистификации.

Кристалина Георгиева, управляющий директор Международного валютного фонда, Мюнхен, Германия, 14 февраля 2020 года. (AP Photo/Jens Meyer, File)

Когда пандемия стала неопровержимой реальностью, в воздухе витали разговоры о «резких прыжках», «отскоке» и «V-образном» восстановлении [экономики], поскольку сторонники «свободного рынка» стремились подчеркнуть устойчивость этой системы.

Но факты, как говорится, упрямая вещь, и они говорят о масштабной и глубокой природе кризиса.

Главная цифра в отчете МВФ — сокращение мировой экономики на 4,4 процента в этом году, за которым последует отскок в виде роста на 5,2 процента в следующем году и возвращение к росту в 3,5 процента после этого.

Этот лучший из всех сценариев основан на предположении, что вирус будет под контролем — либо с помощью вакцины, либо с помощью других мер. Но даже и тогда совокупные потери глобального производства по сравнению с прогнозами, делавшимися до пандемии, вырастут с 11 трлн долл. в 2020–21 годах до 28 трлн долл. в период 2020–2025 годов. По меньшей мере, 90 миллионов человек, а, скорее, гораздо больше, попадут в положение «крайней депривации [обездоленности]» уже в этом году.

Общая сумма финансовых интервенций правительств по всему миру составляет цифру (которую доклад МВФ «Бюджетный вестник» [Fiscal Monitor Report] описывает прилагательным «ошеломляющие») 12 триллионов долларов, то есть почти 12 процентов мирового ВВП. Ожидается, что общий государственный долг вырастет до рекордного уровня в 100% мирового ВВП.

В довершение ко всему, в финансовую систему мира центральными банками было вкачано 7,5 триллиона долларов, причем лидировала Федеральная резервная система США.

В своем предисловии к докладу «Глобальная финансовая стабильность» его главный автор Тобиас Адриан отмечает, что в результате этих действий «негативные макрофинансовые обратные связи, которые были столь распространены и пагубны в кризис 2008 года, в значительной степени были сдержаны».

То есть «сдержаны», по крайней мере, на данный момент. Потому что, как ясно видно из доклада, появление «обратной связи», в рамках которой кризис финансовой системы приводит к коллапсу в реальной экономике, которая, в свою очередь, питает финансовую систему, — эта обратная связь только отодвинута дальше во времени и остается постоянной угрозой.

По словам Адриана, «финансовая уязвимость растет, ставя под угрозу среднесрочную финансовую стабильность и экономический рост».

Комментируя в своем блоге разрыв между подъемом фондовых рынков в США до почти рекордных максимумов на фоне самой глубокой экономической рецессии со времен Великой депрессии, он отметил: «Пока инвесторы верят, что рынки будут продолжать получать выгоду от политической поддержки, в течение некоторого времени фондовые оценки могут оставаться повышенными».

Другими словами, без внимания остаются все расчеты, использовавшиеся в прошлом, такие как соотношение цены и прибыли или взаимосвязь между фондовым рынком и лежащей в его основе экономикой. Подъем фондового рынка, который стал свидетелем притока триллионов долларов в карманы финансовой олигархии, полностью зависит от предоставления денег центральными банками.

Но такая ситуация не может продолжаться бесконечно, и те самые меры, которые предпринимаются сегодня для предотвращения коллапса, только подготавливают еще больший кризис в будущем.

По словам Адриана, хотя дополнительные заимствования помогли избежать волны банкротств на ранних стадиях, они привели к дальнейшему росту корпоративных долгов. «Но многие из этих фирм уже имели очень высокий уровень задолженности до кризиса, и сейчас задолженность в некоторых секторах достигла новых максимумов. Это означает, что риски платежеспособности могут переместиться в будущее и возобновление давления ликвидности может легко трансформироваться в неплатежеспособность».

Угроза кризиса идет по всем направлениям. Учитывая наличие уже существующих больших дефицитов, бюджетная способность правительств «оказывать дальнейшую поддержку может стать еще более ограниченной». Небанковские финансовые институты, такие как страховые компании и фирмы по управлению активами, сегодня играют «важную роль на кредитных рынках, в том числе в его более рискованных сегментах».

До сих пор им удавалось справляться с рыночной турбулентностью благодаря «поддержке политики», но «в какой-то момент нестабильность может распространиться на всю финансовую систему». Кроме того «некоторые страны с низким уровнем дохода имеют такую большую задолженность, что они сталкиваются с неизбежным долговым кризисом из-за непомерно высоких платежей по займам».

Представленные МВФ факты и цифры о состоянии мировой экономики и огромных масштабах государственного вмешательства ставят перед международным рабочим классом фундаментальные вопросы политической перспективы.

В течение долгих десятилетий идеологи господствующего класса утверждали, что рыночная система, основанная на частной собственности на средства производства и финансы, является единственно жизнеспособной, единственно возможной формой социально-экономической организации.

Они, конечно, иногда добавляют, что необходимо вмешательство государства, чтобы сгладить проблемы, возникающие в результате функционирования рынка. Но в продолжение недавнего времени произошла качественная трансформация.

Кризис 2008 года привел к введению ряда мер, которые были названы временными и должны были быть отменены после возвращения «нормальных» условий. Но этого так и не произошло, и процесс «количественного смягчения», — в ходе которого центральные банки покупали финансовые активы на триллионы долларов, — стал постоянным и был расширен во время пандемии таким образом, что банковская и финансовая системы не могли бы без него прожить даже один день.

Пандемия COVID-19 не создала эту тенденцию, но ускорила ее действие, раскрыв ее существенное содержание на фоне того, как капиталистическое государство выдвинулось на передний план и теперь играет центральную и направляющую роль во всех областях экономики и финансовой системы.

Мировой Социалистический Веб Сайт ранее указывал на провидческий анализ, сделанный Львом Троцким после Первой мировой войны, когда капиталистические правительства в Европе создали огромные объемы бумажных денег, чтобы покрыть долги, которые они понесли в результате военных расходов.

Подчеркивая исторический подтекст этих действий, Троцкий писал:

«Огосударствление экономической жизни, против которого так протестовал капиталистический либерализм, стало совершившимся фактом. От этого факта назад — не только к свободной конкуренции, но и к господству трестов, синдикатов и других экономических спрутов — возврата уже нет. Вопрос состоит только в том, кто дальше будет носителем огосударствленного производства: империалистическое государство или государство победоносного пролетариата» [http://www.magister.msk.ru/library/trotsky/trotl515.htm].

Троцкий подчеркивал, что неотложная задача, стоящая перед рабочим классом, — это овладение государственной властью и создание рабочего правительства в качестве первого необходимого шага к тому, чтобы взять под контроль «расстроенное, разрушенное хозяйство» и возродить его на социалистических началах. Эта задача сегодня еще более непосредственно встает перед рабочим классом.

Речь идет не о государственном вмешательстве per se [как таковом] — экономическая необходимость этого вмешательства была признана капиталистическими структурами, подобными МВФ, — а о том, какой класс направляет социальную, экономическую и политическую власть государства.

Если государственная власть останется в руках класса капиталистов и финансовых олигархов на его верхушке, то единственным результатом государственного вмешательства будет рост бедности и нищеты широких масс населения.

Это не предвидение, а факт экономической жизни. Это было продемонстрировано опытом последних шести месяцев, когда вмешательство государства привело к передаче триллионов долларов в руки правящей элиты, а масса населения столкнулась с худшими условиями со времен Великой депрессии и пандемией, которая вышла из-под контроля.

Эта ситуация — не просто результат политических решений, принятых Трампом, Джонсоном, Макроном или любым другим главой правительства. Разумеется, решающую роль играет их программа проведения убийственной политики возвращения к работе, чтобы потоки прибыли продолжали течь. Другой ее составляющей является передача миллиардов долларов банкам и крупным корпорациям при сокращении помощи рабочим.

Но, в конечном счете, принимаемые ими решения являются переводом на язык политики объективных экономических импульсов, исходящих из самой структуры капиталистической системы, от имени которой они выступают.

Эти импульсы проистекают из самой природы капиталистической экономики, основанной на производстве товаров не для их употребления в повышении материального благосостояния населения или обеспечении его здоровья, а для обеспечения процесса извлечения прибавочной стоимости путем эксплуатации рабочего класса.

Именно эта система производства должна быть теперь опрокинута путем овладения политической власти рабочим классом в качестве первого шага к установлению нового экономического порядка.

Хотя авторы докладов МВФ, конечно, не предполагали этого, но необходимость такой перспективы прямо бросается в глаза со страниц их докладов о состоянии мировой экономики после всего лишь шестимесячного опыта пандемии.