Замбия объявляет дефолт на фоне растущего африканского долгового кризиса, усиленного пандемией

Габриэль Блэк
21 ноября 2020 г.

Многие страны Африки сталкиваются с растущим долговым кризисом, поскольку ранее существовавшие экономические проблемы усугубляются глобальным экономическим спадом, вызванным пандемией COVID-19 и катастрофической реакцией на пандемию со стороны правящих классов.

Замбия, страна с населением в 17 миллионов человек к югу от центральной Африки, является одним из первых государств, объявивших о дефолте по своим долгам. Имея, по меньшей мере, 12 миллиардов долларов непогашеного долга, Замбия на прошлой неделе объявила дефолт по европейским облигациям на сумму 42,5 миллиона долларов. То есть Замбия не смогла расплатиться с европейскими кредиторами, владеющими замбийскими облигациями, по которым необходимо регулярно выплачивать проценты.

После первого обращения за смягчением режима долгового бремени комитет финансовых учреждений, держащих еврооблигации, отклонил просьбу Замбии.

Банкноты номиналом в 100, 50 и 20 квач. (Коллаж)

В ответ на этот значительный по своему характеру дефолт, — первый суверенный дефолт по облигациям после того, как разразился кризис с COVID, — газета Financial Times выступила с предупреждением, что «долговой кризис Замбии отбрасывает длинную тень на весь мир». Она продолжила: «Замбийская катастрофа потенциально может стать примером того, как разрешится положение многих других — а таких много».

Уже в 2019 году Брукингский институт риторически спрашивал: «Надвигается ли долговой кризис в Африке?» Этот исследовательский центр указывал на тот факт, что, по состоянию на 2017 год, у 24 африканских стран уровень соотношения между долгом и ВВП превысил 55 процентов. Согласно позиции Международного валютного фонда (МВФ), превышение этого уровня свидетельствует о крайнем экономическом риске, в котором оказались внешние долговые обязательства.

Пандемия COVID-19 еще больше подтолкнула многие африканские страны к краю пропасти. Ожидается, что долг Анголы превысит 120 процентов ее ВВП к концу этого года. Замедление экономической деятельности, вызванное пандемией, в частности, снижение цен на сырьевые товары, особенно на нефть, не только затруднило развитие различных африканских экономик, но одновременно обесценило их валюты по отношению к мировым валютам (доллар, евро, юань), в которых оценивается и должен погашаться долг.

Что еще хуже, форма накопления этого долга отличается от прошлых долговых кризисов.

Ранее долги развивающихся стран, образовавшиеся в результате предоставления им государственных или частных кредитов, в основном проходили через крупные банки, например Deutsche Bank или Citi. В условиях усиливающейся финансиализации мировой экономики, пишет Financial Times, долги теперь принадлежат «распыленной группе управляющих фондами, которые разбросаны по всему миру, что делает переговоры намного сложнее».

Кроме того, наблюдается общий рост частного капитала, в отличие от государственных источников. Ожидается, что в 2021 году африканские страны выплатят 18 миллиардов евро частным кредиторам, которые, скорее всего, будут менее склонны реструктурировать долги.

Как Мировой Социалистический Веб Сайт отмечал в недавней статье, МВФ и Всемирный Банк объявили о коротких отсрочках в отношении этой растущей горы долгов бедных стран, но не сделали ничего фундаментального, что компенсировало бы сотни миллиардов долларов, причитающихся крупным банкам.

Новостной сайт Africa Report прямолинейно заявил: «Инвесторы не собираются прогибаться… Не ожидайте отсрочек от G20».

Что произойдет, когда ряд стран окажется не в состоянии расплатиться с держателями облигаций и их кредитоспособность упадет?

Говоря кратко, на горизонте маячит долговой кризис серьезных, глобальных масштабов. Это неизбежно приведет к трем вещам. Во-первых, под давлением необходимости оплаты займов и облигаций страны-должники будут тем или иным образом оказывать еще большее давление на свой рабочий класс, крестьянство и малый бизнес с целью извлечения прибыли. Во-вторых, по мере накопления долговых дефолтов их волна в более бедных странах еще больше усугубит базовую нестабильность и противоречия в Соединенных Штатах, Европе и т. д. В-третьих, неплатежеспособным и задолжавшим странам будет еще труднее привлекать капитал для поддержания экономики своих стран на плаву.

Как говорится в блоге МВФ, «Африка к югу от Сахары сталкивается с дополнительными финансовыми потребностями в размере 890 миллиардов долларов до 2023 года». Этот блог отмечает: «Ожидается, что частные финансовые потоки удовлетворят менее половины этой потребности, в то время как текущие обязательства международных финансовых учреждений и двусторонних доноров покроют лишь четверть этой потребности». Далее, согласно «оптимистичному» сценарию, странам Африки к югу от Сахары потребуется, по меньшей мере, 290 миллиардов долларов финансирования до 2023 года, которые могут и не появиться.

Следует отметить, что основная часть финансовых потребностей этих африканских стран к югу от Сахары сводится к тому, чтобы просто расплатиться с кредиторами, в основном европейскими и американскими. Эта сумма приближается к 500 миллиардам долларов на период до 2023 года.

Юрген Кайзер, член германской сети erlassjahr.de, занимающейся вопросами развивающихся стран, предупредил немецкое государственное информационное агентство Deutsche Welle о последствиях массового дефолта: «Государства перестанут обеспечивать базовые потребности: безопасность, образование, здравоохранение». Кайзер прибавил: «Многие люди не видят будущего в своих странах».

Трудно переоценить последствия такого сценария для бедных городских рабочих и безработных, особенно молодежи. В настоящее время на африканском континенте существуют десятки городов, население которых превышает миллион человек, значительную долю которого составляют молодые люди, живущие в чрезвычайно трудных экономических и политических условиях. Массовые демонстрации в Нигерии, в частности, в Лагосе, против полицейского произвола и государственного гнета являются примером того гнева, который испытывают в отношении государства широкие массы молодых рабочих. Этот гнев должен перерасти в сознательную, взаимосвязанную борьбу против африканского капиталистического класса и доминирующих на континенте империалистических стран.

В своем анализе долгового кризиса в Замбии западные СМИ уделили большое внимание тому факту, что Китаю принадлежит около 3 миллиардов долларов из непогашеных 12 миллиардов долларов долга этой страны. В частности, страна должна 2,6 миллиарда долларов китайскому Эксимбанку — экспортно-импортному государственному финансовому учреждению, а 391 миллион долларов — Китайскому банку развития.

Однако, хотя рост Китая как кредитора и предпринимателя в Африке значителен, он уступает по своим масштабам давнему присутствию американского и европейского капитала. На евро-американский капитал приходится основная часть долга Замбии и Африки.

Внимание, которое СМИ уделяют Китаю, выражает конфликт, возникающий из-за этих надвигающихся дефолтов между различными группами кредиторов, каждая их которых хочет добиться выплат в свою пользу. Как китайские, так и евро-американские кредиторы устали «проявлять снисходительность» к Замбии — отчасти из-за страха того, что такое благодушие будет использовано другим кредитором.

Например, газета South China Morning Post сообщила, что в начале этого года Замбия должна была выплатить китайским кредиторам, по меньшей мере, 200 миллионов долларов. Но эти выплаты были отложены, в то время как страна продолжала оплачивать свой европейский долг, — что Пекин опротестовал, считая несправедливым.

Такие конфликты, не только между Китаем, Европой и США, но и между различными слоями американского и европейского финансового капитала, неизбежно грозят взрывом по мере нарастания угрозы потерять капиталы на миллиарды долларов.